Аверкиев Игорь Валерьевич


Пермь

Родился в 1960 году

Председатель Пермской гражданской палаты (ПГП)

https://www.facebook.com/averkiev.igor

Сайт Пермской гражданской палаты http://www.pgpalata.ru/


Болонский бонус

Собор святого Петрония в Болонье оказался местом пребывания для одного из "кардиналов" знаменитого в узких кругах скульптора Джакомо Манцу.

"Железный занавес" в Советском союзе не был уж совсем непроницаемым, по крайней мере, в послесталинское время и, по крайней мере, в сфере культуры. Например, в западном изобразительном искусстве, допущенном до советского зрителя, помимо классики и импрессионистов с постимпрессионистами, существовало даже "современное западное искусство", но представляли его исключительно художники-коммунисты или тесно связанные с коммунистическим движением. Большинство этих художников были действительно мастерами экстра-класса. Проблема была лишь в том, что они были не единственными большими "артистами" тогдашнего Запада, и само западное искусство было гораздо более разнообразным, чем то, что представляли эти художники. Ситуация усугубилась в середине 70-х годов. К этому времени симпатизировавшие коммунистам западные художники до- и послевоенного поколения уже состарились или умерли, а мода на "коммунизм" в среде европейской и американской художественной богемы иссякла, поэтому у действительно современных западных художников новой эпохи было очень мало шансов попасть на глаза массовому советскому человеку. Однако в Советском союзе выходило относительно много статей в художественных журналах и даже монографий, посвящённых критике "загнивающего западного искусства". Как правило, такие тексты были снабжены достаточно большим количеством фотографий и репродукций, призванных проиллюстрировать разоблачаемое "загнивание". Но у этих изданий была и вторая, сопутствующая, функция – благодаря им советская любознательная публика (включая меня: ребёнка и подростка) знакомилась с произведениями Уорхола, Поллока, Ротко, Бэкона и других. Но я отвлёкся.

В 50-70-х годах прошлого века «современное западное изобразительное искусство» в Советском Союзе представляли коммунисты и околокоммунисты: Пабло Пикассо, Ренато Гуттузо, Фернан Леже, Джакомо Манцу, плеяда мексиканских художников-муралистов: Диего Ривера, Хосе Ороско, Давид Сикейрос (последних НКВД и Коминтерн даже пытались подключить к организации убийства Троцкого) и, наверное, ещё кто-то, кого я тогда не заметил или сегодня забыл. В СССР издавали альбомы с репродукциями произведений этих художников (но основная масса таких изданий поступала к нам из стран «народной демократии»), проводили их выставки, почти все они были в гостях в Советском Союзе, под влиянием их творчества формировались многие советские художники. По малости лет из всех этих больших художников меня взволновали только мексиканцы. Как я сейчас понимаю, взволновали они меня своей невероятной экспрессией, брызжущей экзотичностью и агрессивной революционной романтикой, ну и, конечно, откровенной эротикой во многих работах. Но и остальные, продвигаемые советскими властями, западные художники более или менее примелькались во мне в результате регулярных многочасовых пролистываний альбомов и журналов, которые собирал отец и его друзья-художники.

С тех пор почти все они во мне забылись, ибо не попадались на глаза. За исключением, конечно, Пикассо. Я не только постоянно сталкивался с ним и у нас, и по всей Европе, но и, взрослея, привязался к нему, пройдя все положенные стадии его освоения, более или менее совпадающие с основными периодами его творчества. Однако в последнее время и остальные члены этой коммунистической «арт-бригады» стали всё чаще напоминать о себе. Во французских музеях я несколько раз сталкивался с Леже, но всё «мимо». В интернете как-то наткнулся на несколько превосходных пейзажей Гуттузо и даже собрал небольшую «коллекцию». А в прошлом году брат вдруг сочинил и прочитал публичную лекцию под названием «Мурализм – коммунистическое искусство».

И вот главный собор Болоньи – Базилика Сан-Петронио. Гигантский внутренний простор поздней готики, фрагменты откровенно старинных фресок, с только им присущим радостно-блёклым колоритом (вспомнились храмы Ярославля), и вдруг слева, в широком проходе между алтарём в стеной храма, с детства знакомый силуэт… Спешу к нему, тихо кричу Маковецкой через спину: «Это же Манцу!». Подхожу. Да, это он. Один из его «кардиналов» (было несколько вариантов: стоящие и сидящие, почти сатирические и «духовные», в разной технике). В детстве и на картинках он был всего лишь странным. Сейчас и воочию – ну просто очень хорош. Человек-предмет. Предмет невероятной цельности. Слитые воедино благостность, фанатизм, отрешённость – стянутые-скованные и одновременно подчёркнутые этим странным клерикальным одеянием. И эта рука - намёк на живую "нормальную" душу, на брешь в человеке-футляре...

comments powered by Disqus

Список. Архив записей начало

Записей не найдено.

Список. Тематический архив записей начало

Тема 2

10.04.2014
Тема 1

10.04.2014



Тексты

Началось

11.12.2017
Киты и мы

24.09.2017
О кроте

24.09.2017
Доколе

24.09.2017
ТЫ КТО?

27.05.2014