Аверкиев Игорь Валерьевич


Пермь

Родился в 1960 году

Председатель Пермской гражданской палаты (ПГП)

https://www.facebook.com/averkiev.igor

Сайт Пермской гражданской палаты http://www.pgpalata.ru/


О конфликте вокруг зелёных фестивалей "Всё живое" и "Живое всё"

«Ты действуй. Я посплю», – сказала совесть.
Наталья Резник
В конфликте вокруг «похожих до степени смешения» названий двух пермских зелёных фестивалей «Всё живое» и «Живое всё» всё изменилось, причём в дурацкую сторону.
Надежда Агишева зачем-то решила политизировать конфликт, несправедливо обвинив Тимофея Дубровских в том, что он считает «всех, кто сотрудничает с органами местного самоуправления», «ужасными и продажными людьми», и тем самым публично как бы превратила известного всем волонтёра-айтишника, мирного зоозащитника и поборника здорового питания в радикала-антигосударственника. Более того, теперь в суде фактически будут противостоять не зоозащитник Тимофей Дубровский и Администрация Перми по поводу этического конфликта, а две группы активистов: Тимофей и его друзья из веганского и зоозащитного сообщества, и «зелёная группа Надежды Агишевой», которая, по сути, будет представлять интересы городской администрации в её конфликте с как бы радикально настроенными активистами-внесистемщиками. Зачем это оппозиционной депутатке Агишевой?
_________________________________________________
26 июня на своей странице в Фейсбуке Надежда Владимировна обвинила Тимофея Дубровских (один из организаторов фестиваля «Всё живое») в том, что, подав иск о компенсации морального вреда в адрес Администрации Перми как организатора муниципального фестиваля «Живое всё», он «обесценил» всех активистов, так или иначе взаимодействующих с органами власти. По мнению городского депутата от партии «Яблоко» (кто не помнит, Надежда Агишева представляет именно эту партию в городской Думе), иск Тимофея — это «сообщение всем сотрудничающим с органами местного самоуправления – вы все такие ужасные, что сравнение с вами доставляет людям страдание». Депутатка считает, что по «логике Тимофея и его юристов, все они (сотрудничающие с властями – И.А.) продажные люди, с которыми стыдно сотрудничать». И в конце поста Надежда Владимировна типа пригрозила: «Видимо придётся идти в суд и доказывать, что участники фестиваля и департамент экологии делают что-то полезное и ничего порочного в этом нет) с Надеждой Баглей Еленой Плешковой Юрием Хохловым Aleksei Khoroshev Дмитрием Андреевым.» (при цитировании сохранена пунктуация автора).
В посте Надежды Агишевой нет ни одной прямой цитаты из иска Тимофея Дубровских – только её личные интерпретации иска, и понятно почему – иск бесконечно далёк от политического противопоставления и конфронтации различных групп активистов, и адресован непосредственно Администрации Перми, а не зелёным активистам, входящим в оргкомитет муниципального фестиваля «Живое всё». Иск гуманный именно по отношению к активистам.
Скорее всего, свою превратную оценку иска депутатка Агишева опирает на следующую фразу из него: Тимофей Дубровских поясняет свою озабоченность сложившейся ситуацией, в том числе, и тем, что он стал получать от некоторых постоянных участников фестиваля-экомаркета «Всё живое» «негативные высказывания по поводу моей личной неразборчивости и готовности работать с кем угодно и на интересующих заказчика условиях». Чтобы не впасть в ересь по поводу интерпретации этой фразы Тимофея, достаточно знать аудиторию фестиваля-экомаркета «Всё живое» – это веганы и зоозащитники, люди с очень специальными потребностями в еде, риторике, визуальности, постоянно сталкивающиеся с тем, что социальное большинство не принимает этих их специальных потребностей – они всегда чужие в большом обществе. А фестиваль-экомаркет «Всё живое» как раз максимально учитывал их потребности, «создавал атмосферу доверия, обеспечивая тончайшие моменты, которые для этого сообщества важны» – так написал Тимофей на своей странице в Фейсбуке. Но тут вдруг случилась эта путаница с названиями фестивалей, и некоторые постоянные участники «Всё живое» предположили, что фестиваль теперь будет проходить по более широким принципам и для более широкой аудитории. «То, что раньше было безопасным пространством, пошатнулось. Куда теперь им идти, чтобы чувствовать себя в безопасности и в ладу с собой? Кто виноват, что место их отдыха окрасилось в неожиданные цвета?». То есть веганы-зоозащитники просто сторонятся жизни по чужим правилам и пытаются защищать свои немногочисленные территории, где на их идентичность никто не покушается, даже символически. Поэтому, не разобравшись с названиями, некоторые из них подумали, что фестиваль у них «забирают», и решили, что виноват в этом Тимофей, и, по сути, незаслуженно посчитали его кем-то вроде предателя. Всё очень по-человечески, субкультурно и никакой политики. Но Надежде Агишевой вдруг приспичило сделать из веганов упёртых антисистемщиков, ненавидящих всех, кто сотрудничает с властями. Бред!
Я не знаю, что было в голове у Надежды Владимировны (которая, кстати, была «праматерью» первого фестиваля-экомаркета «Всё живое» в 2015 году – предоставила инициаторам помещения своего Центра городской культуры, всячески помогала организационно), но получилось, по-моему, следующее:
Этический конфликт Надежда Агишева пытается переформатировать в политический. И её можно понять: для интеллигентного, прогрессивного человека быть обвинённым в неэтичном, эгоистичном поведении значительно хуже, чем стать жертвой политических нападок радикалов. Таким образом, Надежда Агишева как бы взяла на себя миссию смягчения репутационного удара по себе и зелёным активистам, активно участвовавшим в подготовке и проведении муниципального фестиваля «Живое всё».
Фактически своим постом и, видимо, не им одним, Надежда Агишева пытается убедить городские власти, что с этими названиями всё гораздо серьёзнее: по версии Надежды Владимировны получается, что путаница с названиями стала лишь поводом для нападок радикальных активистов-внесистемщиков на городские власти и сотрудничающих с ними активистов. Фактически – это донос, но только «фактически», поскольку Надежда Владимировна явно не имела это в виду – просто не подумала.
Возможно, политизируя конфликт, Надежда Агишева считает, что тем самым выводит из-под репутационного удара и Администрацию Перми, и Дмитрия Андреева, а, возможно, и самого Дмитрия Махонина, который принимал активное и заинтересованное участие в муниципальном экологическом фестивале «Живое всё» (известно, что Надежда Агишева считает начальника управления экологии Пермской администрации Дмитрия Андреева и пермского губернатора Дмитрия Махонина «своими людьми», и как бы их опекает). Схема «спасения» та же: если конфликт политизирован, то получается, что чиновники не чёрствость и безразличие проявили по отношению к правам и интересам организаторов фестиваля-экомаркета «Всё живое», а всего лишь стойко противостояли нападкам радикалов.
А прорекламированное Надеждой Владимировной усиление городской администрации на суде командой лояльных Агишевой «зелёных», видимо, призвано вывести чиновников из-под репутационного удара и в судебном заседании, так как конфликт будет фактически разворачиваться между двумя группами активистов.
Одним словом, оппозиционная депутатка-яблочница Надежда Агишева раздула из этического конфликта политический и теперь мудро и самоотверженно всех спасает от «радикала Тимофея», чьи этические претензии к чиновникам и коллегам-активистам меркнут на фоне его якобы ненависти к «ужасным» и «продажным» активистам, «сотрудничающим с органами местного самоуправления», которых он ещё и безжалостно «обесценил» (цитаты из поста Надежды Агишевой).
______________________
Насколько я понял, судебный иск для Тимофея был, по сути, актом отчаяния, криком в эту активистско-чиновничью пустоту: «А-у-у-у! Мы есть. Мы существуем. Наши интересы тоже что-то значат». Последние три недели он всё спрашивал у этих достойных людей, с теми самыми по всем параметрам «хорошими лицами»: «А как же наш фестиваль? Зачем же вы почти такое же название своему фестивалю дали? Почему нам ничего не сказали»? А ему почти хором отвечали: «Ты чего, старик? Не усложняй. Ничего же не случилось: и названия совсем разные, и фестивали. Нет, ничего менять не будем». И главный всеобщий аргумент: «Общее ведь дело делаем», подразумевая, что «у нас-то дело важнее твоего, муниципальный фестиваль всё-таки, раз в кои-то веки. Ты уж смирись». Но это публично, а в частных беседах, в «личке», братья и сестры по зелёному делу признавали «просчёт», соглашались и даже каялись.
Теперь будет суд. Мы с Сергеем Максимовым помогли Тимофею составить иск. Иск сложный для успеха: и авторское право к нему не притянуть, и моральный вред российские судьи воспринимает почти исключительно в медицинских терминах, и попрание прав требуют доказывать сугубо материалистически, а желательно и вовсе через материальный ущерб. Но шансы и всякие «ходы», конечно, есть, и ещё будут, работаем над этим. Однако, главное всё-таки в другом: любое сопротивление несправедливости и безразличию силы – самоценно и достойно любых попыток.
___________________
Всегда очень сожалею об упущенных кем-то возможностях сделать что-то важное хорошо и правильно, без особых при этом затрат сил и ресурсов. Конфликт мог быть урегулирован самым простым и благородным образом. Достаточно было, чтобы Дмитрий Андреев или кто-то другой из высокопоставленных городских чиновников принёс публичное извинение организаторам фестиваля-экомаркета «Всё живое». Без помпы, по-человечески: «Так, мол, и так, произошло недоразумение. Приносим свои извинения. К сожалению, в этом году ничего уже не исправить, так как машина фестиваля под этим названием уже запущена, но в следующем году изменить название фестиваля на более самостоятельное и креативное, думаю, не составит труда». И всё! И муниципальный фестиваль проведём, и веганов-зоозащитников успокоим, что никто на их фестиваль не покушается, и подозрения соратников с Тимофея Дубровских снимем, и, главное, проявим уважение к правам и интересам коллег и партнёров. Перестанем быть чужими.
Да что извинения чиновника? Надежда Баглей, как заслуженный зелёный активист и большой человек на муниципальном фестивале «Живое всё», могла бы прямо на каком-нибудь событии фестиваля самочинно встать и принести извинения команде Тимофея и Ани от имени зелёных активистов - членов оргкомитета. И на душе бы у неё и у многих полегчало, и эффект был бы близок к предыдущему варианту. Надежда Всеволодовна, кстати, активно участвовала во всех фестивалях-экомаркетах, она уважаема в этой среде и её публичное слово действительно бы имело значение. Но нет.

comments powered by Disqus

Список. Архив записей начало

Список. Тематический архив записей начало

Тема 2

10.04.2014
Тема 1

10.04.2014



Тексты

Из Африки

03.06.2021
Началось

11.12.2017
Киты и мы

24.09.2017
О кроте

24.09.2017
Доколе

24.09.2017
ТЫ КТО?

27.05.2014