Аверкиев Игорь Валерьевич


Пермь

Родился в 1960 году

Председатель Пермской гражданской палаты (ПГП)

https://www.facebook.com/averkiev.igor

Сайт Пермской гражданской палаты http://www.pgpalata.ru/


Про МСУ, демшизу и губернаторский зуд

БРАТСКИЙ ПРИВЕТ ЕВГЕНИЮ САПИРО с ответами про МСУ, демшизу, губернаторский зуд на дешёвые преобразования и др.

Извините за задержку, Евгений Саулович, и спасибо за подчёркивание единомЫшления. Взаимно.

Я уткнулся в Вашем тексте (https://www.facebook.com/essapiro/posts/2533889130014792) в пять тезисов, на которые хотел бы отреагировать, но времени, как и положено, не хватает. Поэтому, реагировать буду кусками.

1). Вы оправдывали решетниковскую оптимизацию МСУ необходимостью решения проблемы двоевластия в районных центрах. Да, это серьёзная проблема. Но она имеет несколько вариантов решения. Губернатор же выбрал самый радикальный вариант, хотя и административно удобный, но и одновременно все более затратный для властей, так как каждую новую «самоликвидацию МСУ» под городской округ надо выкупать у местных самоуправленцев раздачей «бюджетных слонов» в виде новых больниц, школ, всяких социальных трансфертов. А поскольку сопротивление «решетниковской оптимизации» растёт, то и цена «выкупа» МСУшной самоликвидации тоже растёт от округа к округу, и это в условиях и без того задавленного экономией краевого бюджета. У меня вообще создаётся впечатление, что этими «раздачами слонов» Максим Решетников запускает своего рода «бюджетную пирамиду», в результате которой большинство новых обязательств просто физически не могут быть исполнены.

Но речь сейчас не об этом, а о том, что можно было и по-другому решить проблему двоевластия в районных центрах, например, так: районные центры всё-таки преобразовываются в городские округа в своих обычных поселенческих границах или с прирезанием социально-экономически и географически связанных с ними пригородных поселений. При этом на всей остальной территории сохраняется муниципальный район, а в поселениях района сохраняются органы МСУ. Городской округ по нашему законодательству не может входить в муниципальный район, следовательно, территории муниципального района и городского округа нигде не будут пересекаться, поэтому, и не будет причин выяснять «кто главный» на территории – двоевластие умерло. Столица муниципального района может по-прежнему размещаться в бывшем районном центре, то есть в городском округе, или может перебраться в одно из поселений района. Например, столица и органы управления Московской области находятся в Москве, и никаких конфликтов у Московского областного правительства с московской мэрией за территорию нет, так как у этих двух субъектов федерации нет общей территории – Москва не входит в Московскую область. Применительно к Добрянскому району это выглядело бы так: на территории города Добрянка образуется самостоятельный городской округ, вся остальная территория Добрянского района так и остаётся территорией Добрянского муниципального района. Органы МСУ района физически остаются в Добрянке или переселяются в ту же Полазну или ещё куда. В Полазне и других поселениях Добрянского района остаются свои органы МСУ – их самостоятельность сохраняется.

2). Вы считаете, что тот очевидный факт, что реальное местное самоуправление так и не сложилось в большинстве городских и сельских поселений России является достаточным основанием для ликвидации самого местного самоуправления, ибо «если оздоровление (МСУ) задержится или перейдет в устойчивую инвалидность, так и будем продолжать разорительную «власть народа» еще десятки лет?». Я в корне с этим не согласен.

Во-первых, местное самоуправление это ни какая-то там демократическая или социалистическая блажь, а МСУ, в общем-то, не власть народа, как вы пишите, и многие думают. Как, собственно, и сама демократия - не «власть народа». Демократия - это всего лишь способ формирования и легитимации органов власти через свободную публичную конкуренцию элит на выборах за властные статусы при техническом (статистическом) арбитраже со стороны населения, которое на время выборов превращается в электорат – в того самого совокупного технического арбитра, выставляющего соискателям власти баллы в виде числа избирателей.

Да, как всякий политический режим, демократия – это всего лишь один из способов самоорганизации элит для управления населением. Актуальным этот способ становится в условиях кризиса традиционалистских форм легитимации власти. Но для «народа» в демократии есть бонус – чтобы электоральный арбитр исправно и когда надо работал, ему нужно платить (социальной политикой, «хлебом и зрелищами», публичным уважением и т.п.). Но бонусом этим надо уметь пользоваться. Это умение у «народа» формируется постепенно, исторически (так же, как и сама демократия), по мере накопления опыта взаимодействия с демократическими институтами. Какие-то народы «учатся» ещё в «первом демократическом классе», а какие-то и «школу» давно закончили, и даже миновали уже своё возмужание в бесконечном выбивании из демократии того самого бонуса в виде всяких льгот и преференций, и сейчас уже расслаблено почивают, на благах выбитых из демократии в достопамятные времена.

Но я отвлёкся. Местное самоуправление, если отбросить идеологемы и смотреть в корень - это всего лишь способ самоорганизации местной элиты для наиболее эффективного управления местным сообществом с точки зрения конвенционального соотношения собственных и общественных интересов в конкретной ситуации конкретного поселения. Способы этой самоорганизации элит для конвенционального управления людьми и территорией могут быть самыми разными, как и сами поселенческие ситуации, и не обязательно демократическими по своей сути и даже форме.

Например, в современной Перми вполне уместна именно локальная «парламентская республика», что формально и существует в виде городской думы, администрации и избираемого думой мэра. Хотя, более подходящей, по-моему, была бы «президентская республика» с прямыми выборами мэра. В любом случае, демократическая форма местного самоуправления в большом российском городе уже вполне адекватна социальным качествам городской элиты и населения. Поэтому, как только прекратится деструктивное авторитарное давление на город нынешнего режима, институты такого демократического самоуправления заработают вполне эффективно, ибо соответствуют модерным и постмодерным формам городской экономической активности и относительно большому количеству среднего класса в большом городе.

А вот во многих пермских малых городах и больших сёлах фактически правят клановые электоральные олигархии, которые перемалывают под свои нужды любые демократические институты и будут перемалывать даже с уходом путинского режима, и с этим ещё долго придётся считаться. По-другому другая ситуация в небольших сёлах и посёлках, которые живут «на грани», но ещё хоть с какой-то живой экономикой (как правило - моно-экономикой), в них местная власть является фактически «патрон-клиентской диктатурой» единственного в поселении хозяина или группы хозяев. И с этим тоже мало чего поделаешь. Разве что нужно будет пытаться выдавить криминальные элемент из местных «патронов».

Кроме этого всего, в Пермском крае прозябают сотни малых сельских депрессивных поселений («старушечьи деревеньки»), в которых в принципе нет, и не может быть того, что можно назвать «местной элитой». Жизнь людей в этих богом и властями забытых селениях атомизирована в натуральных домашних хозяйствах, общественные нужды (для удовлетворения, которых собственно и нужно управление) сведены к минимуму: получение пенсии и покупка в магазине хлеба, спичек и подсолнечного масла. Даже в общественном транспорте там особой нужды уже нет – люди доживают. В таких деревнях и деревеньках вполне уместным было бы уже не местное самоуправление, а ВНЕШНЕЕ УПРАВЛЕНИЕ, например, губернаторское (назначенные старосты, централизованная краевая инфраструктура продовольственного, социального и прочего обеспечения таких «бесхозных» территорий и т.п.).

Есть ещё вариант совсем небольших, но благополучных поселений, своего рода хуторов, где ведётся вполне эффективное хозяйство (сельское или промысловое) и которые не нуждаются ни в каких органах МСУ, поскольку небольшое число жителей позволяет им решать «вопросы местного значения» на уровне «большой семьи» в рамках современно прочитанных «патриархальных отношений».

Если где-то не сложилось местное самоуправление (должности есть, но люди на них либо никчёмные, либо деморализованы собственной институциональной немощью), значит эта территория и живущие на ней люди – «социально бесхозные». Значит они - головная боль для центральных властей, и чем больше таких социально бесхозных территорий с проживающими на них людьми, тем больше головной боли у центральных властей. Что мы собственно и видим и в Пермском крае, и в России вообще. Дурная логика муниципальной политики наших властей такова: Чем больше федеральные и региональные власти сокращают для местных элит пространство свободы и конкуренции в поселениях, чем больше отбирают у них ресурсов, тем чаще и больше люди с лидерской акцентуацией, амбициями, с пассионарным гвоздём в одном месте покидают эти поселения и переполняют собою большие города (а органы МСУ являются минимально необходимой институциональной платформой для местной самореализации таких людей). Чем меньше таких людей остаётся в малых городах, сёлах и посёлках, тем больше в крае появляется депрессивных и «социально бесхозных территорий». Чем больше в крае депрессивных и «социально бесхозных» территорий, тем больше головной боли у федеральных и региональных властей. За что боролись – на то и напоролись. Законы обмена и сохранения политической энергии не обмануть.

Конечно, «МСУ переживёт идиотов», но количество территорий, где оно их переживёт, усилиями «идиотов», в том числе пермских, постоянно сокращается. А нам потом восстанавливай, и не всё ещё восстановится.

Одним словом, от местного самоуправления невозможно отмахнуться. Оно было, есть и будет. Вопрос в том насколько оно эффективно с точки зрения решения «вопросов местного значения» и насколько адекватно социально-экономическим и социо-культурным условиям поселений. В идеале, местное самоуправление может и должно быть в любом поселении, за исключением совсем небольших или глубоко депрессивных с существенно деградировавшей социально-демографической структурой. Нужно лишь понимать какова нижняя граница численности поселения после которой собственные органы управления бессмысленны и какая социально-демографическая структура поселения делает невозможным формирование в ней собственных органов МСУ (например, 80% - люди пенсионного возраста).

Во-вторых, главная вина за то, что в России всё ещё не сложилось эффективное местное самоуправление лежит на сегодняшнем правящем режиме. Эту свою вину режим материализовал в четырёх факторах: 
• отмена прямых выборов глав поселений, 
• несправедливое перераспределение налогов в пользу федералов, 
• недопуск к выборам и муниципальной службе оппозиционных и по-другому неблагонадёжных деятелей и специалистов (подорвана конкуренция и естественная ротация элит), 
• административно-правовой диктат и жёсткий политический контроль федералов и регионалов над МСУ.

Особенно я бы выделил отмену прямых выборов глав поселений. Ни что так не структурирует элиту, не наделяет её жизнь смыслами, не привязывает к малой родине, не насыщает её ряды новыми лицами как прямые свободные выборы. Борьба за личное доминирование – суть всякой власти и основа для наиболее естественной консолидации вокруг лидеров. Прямые выборы - наиболее понятный и естественный для простых людей способ формирования, легитимации и ответственности власти. Именно прямые выборы в наибольшей степени стимулируют местных хозяев делиться на устойчивые, самовоспроизводящиеся группы влияния, которые рождают прочные институты внутриэлитного взаимодействия. Именно прямые выборы, прежде всего и в наибольшей степени, способствуют разнообразию элит и их конкуренции за власть.

Одним словом, «десятки лет ждать оздоровления МСУ» не придётся. Любая смена путинского режима с большой вероятностью приведёт к возвращению прямых свободных выборов, перераспределению налогов и снятию политических ограничений при формировании органов власти – всё это достаточно быстро оздоровит МСУ и наполнит их новыми людьми в крупных и средних городских и сельских поселениях. Для малых и депрессивных поселений, с долгим отрицательным отбором населения, придётся находить различные формы внешнего управления, прямого или опосредованного.

3). Вы написали, Евгений Саулович: «На мой взгляд, слабым местом анализа Игоря Аверкиева и немалого числа его союзников является явно завышенная оценка спроса населения (граждан, избирателей) на МСУ».

А вот это обидно было, Евгений Саулович. Такие завышенные оценки характерны для очень определённых людей, а меня демшиза с конца 80-х выбешивает своей либеральной вульгатой в картинках и демократией вместо коммунизма.

Я возмутился нежеланием Максима Решетникова и Законодательного Собрания сохранить местное самоуправление в Полазне, не смотря на мнение большинства её жителей, не потому, что у меня «завышенная оценка спроса населения на МСУ», а потому что я люблю уважать власть, а уважать я могу только мудрую, сильную, отважную и ответственную власть и мне всегда дико неловко, когда я сталкиваюсь с глупой, слабой, трусливой и безответственной властью (и ещё, блин, без чувства юмора и здоровой самоиронии).

Вот зачем отказывать людям, которые говорят: «Спасибо, не надо, мы сами справимся»? Они ведь не денег просят, не освободить их от налогов, они просто попросили оставить им возможность самим решать вопросы местного значения, как это уже было раньше многие годы.

Это же восторг, когда кто-то в России пытается что-то сам, под свою ответственность... Даже если вы им не верите и в чём-то там подозреваете, ущерб-то в чём? Что тут ужасного для региональной власти, какой ущерб она понесёт, если Добрянский городской округ будет меньше на Полазну? Самый простой ответ – начальственное чванство: «Чего они лезут не в своё дело, нам ведь по определению виднее».

Но есть и другие, ещё более нехорошие объяснения. Вот как ведут себя пермские власти при Решетникове? Если убирать из города киоски, то все и ото всюду. Если решать какие-то конкретные проблемы с сетью общественного транспорта, то полностью менять всю сеть. Если оптимизировать сеть МСУ, то абсолютно всех загонять в городские округа. Это стиль нашего «замечательного экономиста и опытного управленца» - тупой такой, простенький менеджерский универсализм на грани технократического тоталитаризма: одно универсальное решение на все случаи жизни - если менять, то всё сразу и одинаково. Если жизнь сложнее – они жизнью пренебрегают и накапливают в жизни врагов, которых по недоумию за врагов не считают, а зря - ничто не вечно под луной. У них ведь установка – всех без исключения в городские округа. «Шаг влево, шаг вправо» - у них просто не мыслится, или они просто боятся, не смея предложить сюзерену чуть более рациональные варианты. Ну что это такое? А «пермский народ», точнее его отличники в виде активных граждан, уже далеко не в первом классе учатся по осваиванию того самого, выше упомянутого «демократического бонуса».

Или всё ещё хуже и краевые власти хотят "всего лишь" сбросить часть своих бюджетных обязательств на относительно немногие «зажиточные поселения» Края, вроде той же Полазны, Яйвы, Уральского и других, а потом засовывать их «сверхдоходы» в общий котёл городских округов (после лишения этих поселений бюджетной самостоятельности, отобрав статус МСУ)? Совсем уж дикость какая-то.

Вообще, зуд на дешёвые безресурсные преобразования, когда реформы отношений заменяются реформой администрирования отношений – вещь очень симптоматичная, и, в общем-то, не от хорошей губернаторской жизни, а от всё нарастающей убогости регионального уровня власти, но об этом в другой раз.

comments powered by Disqus

Список. Архив записей начало

Список. Тематический архив записей начало

Тема 2

10.04.2014
Тема 1

10.04.2014



Тексты

Началось

11.12.2017
Киты и мы

24.09.2017
О кроте

24.09.2017
Доколе

24.09.2017
ТЫ КТО?

27.05.2014